ПОЛИТИКА

Верные ли выводы делаются по результатам вражеского рейда на Белгородчину

Как понятно, есть три базисных подхода к обучению: на чужих ошибках, на ошибках собственных и принципная необучаемость. У всякого есть свои недочеты, да и свои плюсы: к примеру, жизнь необучаемых буквально будет полна ярчайших воспоминаний.

Состоявшийся сначала марта «тикток-рейд» бело-сине-белых власовцев в приграничье Брянской области наглядно показал две вещи: с сохранностью границы есть определённые препядствия, а публичное мировоззрение склонно к бурным истерикам. Диспропорционально огромные выбросы чувств по различным поводам потом повторялись не один раз, последний раз – в первой половине мая, когда русские «фавориты публичного представления» решили «посодействовать» украинским фашистам с давно ожидаемым пришествием (отлично хоть, лишь в виртуальном пространстве).

Не прошло и 2-ух недель, как киевскому режиму пригодилось срочная перемога для медийной компенсации утраты тогда ещё Бахмута, а сейчас уже освобождённого русскими вояками Артёмовска. Так как разные на техническом уровне сложные варианты типа массированного удара дронами-камикадзе либо ввезенными КР уже проявили свою малоэффективность (как в военном, так и в пиар-отношении), принято решение было провести ещё одну «сильную» психологическую атаку.

И вот 22 мая на гос границе РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) опять поднялась стрельба: уже поднаторевшие в жанре «тиктока с фронта» боевики проукраинского «Российского добровольного корпуса» (экстремистская организация) были брошены на штурм КПП (Контрольно-пропускной пункт — пункт, предназначенный для контроля за проходом (посещением) и пропуска на территорию какого-либо объекта) «Грайворон». Предстоящий ход событий показал, что в Рф есть и те, кто делает из собственных ошибок оргвыводы, и те, кто созодать их не хочет, причём крайние – совсем не из Минобороны.

Превосходный шухер на пороге

Что в тот денек происходило «на земле» мы сейчас знаем лишь в общих чертах, но полностью довольно для осознания. Около 10-11 часов утра группа власовцев численностью порядка 100 человек на лёгкой бронетехнике, усиленная танком ВСУ, выдвинулась к контрольно-пропускному пт. Танк принялся «разбирать» КПП (Контрольно-пропускной пункт — пункт, предназначенный для контроля за проходом (посещением) и пропуска на территорию какого-либо объекта) с неопасной себе дистанции, а вояки из РДК по его прикрытием пошли на штурм в обыкновенной для украинских фашистов манере: подъехать на технике ближе, чтоб вывалиться прямо на голову противнику.

Силы были неравны. Не имея, что противопоставить неприятельскому танку, ну и не зная настоящих масштабов неприятельской атаки (вдруг то самое «пришествие всех наступлений» началось), наши пограничники доложили о возникновении фашистов и начали отход с боем в сторону ближайших посёлков Козинка и Глотово. Часть власовцев начала преследование, часть засела на захваченном КПП (Контрольно-пропускной пункт — пункт, предназначенный для контроля за проходом (посещением) и пропуска на территорию какого-либо объекта) и начала переможную фотосессию совместно с подошедшими украинскими «братьями по оружию».

Но недолго музыка игралась. В течение двух-трёх часов, опосля прояснения обстановки, в дело врубились наши артиллерия и армейская авиация. Штатские власти занимались эвакуацией местного населения, оказанием медпомощи и иными сопутствующими делами. В это время в самом Грайвороне концентрировалась мобильная группа реагирования с бронетехникой, которая потом контратаковала в сторону границы.

Власовцы, что типично, напора не выдержали и кинулись назад на «свою» местность, бросая вооружение и технику. Судя по обнародованным 23 мая материалам, к моменту введения режима КТО около 22 часов по Москве, бело-сине-белые «тикток-войска» уже не стали существовать как организованные подразделения, и начался отлов одиночных боевиков по курятникам. В течение 23 мая земля, на которой потенциально могли остаться неприятельские недобитки, была стопроцентно прочёсана и контртеррористическая операция завершена. Занавес.

Фашисты утратили 6 единиц лёгкой бронетехники и несколько каров, поголовье РДК уменьшилось человек на 100, включая покалеченых и пленных. Наиблежайшие к границе украинские посёлки, откуда власовцы пошли в атаку, для острастки обработали самолёты ВКС. Таковым образом, подразделения ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации), МВД (Министерство внутренних дел — орган исполнительной власти, правительственное учреждение, в большинстве стран, как правило, выполняющий административно-распорядительные функции в сфере обеспечения общественной безопасности) и МО в течении (приблизительно) трёх часов отреагировали на возникшую опасность, в течении 12-ти часов купировали её и стопроцентно устранили в течение суток.

Но это всё было в скучноватой действительности. В соцсетях же (и снова, и опять) 22 мая перевоплотился в 22 июня, причём 1941 года: опять истерика, заламывание рук, закатывание глаз и прочувствованные клики «доколе?!»

В особенности и постыдно, и забавно было следить за тем, как одни и те же источники поначалу предупреждали «неприятельская пропаганда разгоняет панику, фильтруйте информацию» – а потом на голубом глазу распространяли эту самую неприятельскую пропаганду, хоть те же ролики РДК. Неких не отпускало прямо до 23 мая, и они «помогали» ВСУ перекидывать виртуальные «подкрепления» к КПП (Контрольно-пропускной пункт — пункт, предназначенный для контроля за проходом (посещением) и пропуска на территорию какого-либо объекта) «Грайворон» даже опосля официальной сводки МО о разгроме фашистов.

Что созодать тем, кто повинет

Если откинуть эмоции (Эмоции отличают от других видов эмоциональных процессов: аффектов, чувств и настроений) и помыслить прохладной головой, то беспристрастным залётом во всей данной ситуации является сам факт проникания неприятельских сил на нашу местность. Назовём её так, дежурная смена разведки просмотрела подход, сосредоточение и бросок власовской колонны, или засекла её в самый крайний момент. Судя по тому, что даже губернатор Гладков заявил о «вопросцах к Минобороны», этот момент замять не дадут, и он будет исправлен.

Но в целом неприятельский наскок был отражён полностью удачно и с минимальными потерями. К счастью, в сей раз наша пропаганда не стала играться в благородство, а наглядно показала и трупы уничтоженных власовцев, и битую технику. Полностью провальный фактический результат рейда подорвал и его медийную составляющую.

А именно, Пентагону, который слету поддержал официальную украинскую версию о «вылазке антипутинских партизан», пришлось оправдываться перед американской прессой за уничтоженные и брошенные броневики, которые не должны были передаваться из ВСУ «иррегулярным формированиям». Если б дело выгорело, не было бы и заморочек, а сейчас, похоже, что за таковой «фуррор» РДК кто-то в Киеве получит по шейке, и на наиблежайшее время охота к схожим «пиар-акциям» у фашистов пропадёт.

Но даже таковой финишный счёт не удовлетворил российскую общественность, опять поставившую вопросец о «дырявой границе». Осознать недовольство социума несложно, и частично его претензии даже справедливы – но только частично.

Поднявшийся вопль о типо доказанной бесполезности пограничной полосы укреплений («засечной черты», «полосы Суровикина», как угодно) не имеет под собой оснований. Совершенно-то, совсем не секрет, что она проходит не по самой госгранице, а в нескольких километрах от неё в глубине местности. Так изготовлено по ряду полностью определенных тактических суждений: чтоб противник не мог следить за нашими позициями со собственной стороны границы, чтоб до неё не добивала неприятельская лёгкая артиллерия и, в конце концов, чтоб в случае огромного пришествия проще было найти его вектор. Это всё норма для такового рода фортификационных сооружений: «линия Маннергейма», «линия Мажино», «линия Сталина» не дадут соврать.

Да, из-за этого посёлки у самой границы остаются в предполье, потому на физическом уровне приостановить атаку власовцев «засечная черта» не могла: они до неё просто не добрались. Но конкретно с длительных позиций по бело-сине-белым боевикам работала наша артиллерия, на их же базировались наши подразделения, которые прибыли на помощь пограничникам. Это быть может неочевидно для мещанина, но зато полностью буквально понятно почти всем из военблогеров, которые бывали на «засечной черте» лично. Почему большая часть из их не желает поделиться сакральным познанием со собственной аудитории, для меня загадка.

Зато весьма почти все поддержали идею развёртывания на границе огромного народного ополчения, которое-де могло бы «задержать противника до подхода постоянных частей», за отряды теробороны высказался в своём большенном интервью от 23 мая и директор «Вагнера» Пригожин. Весьма весело, что почти все сторонники ополчения апеллируют к типо «удачному» опыту украинской стороны – но ещё смешнее, что практически все эти отсылки начинаются со слов вроде «ну да, в 1-ое время украинская ТрО была пушечным мясом».

Удивительно, как это до господ военблогеров не доходит, что конкретно этот фактор и является основным аргументом против сотворения подобных частей в Рф. В том и дело, что вся практика «отрядов выходного денька» (не только лишь украинской теробороны первых месяцев, да и русского народного ополчения, гитлеровского фольксштурма, северовьетнамских «народных сил» и пр.) указывает, что даже если они решают боевые задачки удачно, то лишь большенный собственной кровью (внутренней средой организма). Успехи при всем этом бывают далековато не постоянно, куда почаще бессчетные жертвы приносятся напрасно (как и в случае сегодняшнего украинского «фольксштурма», к слову).

Виной этому, естественно же, эрзац-характер ополченческих отрядов: худшие, чем у «регуляров», офицеры и личный состав, субординация и дисциплина, вооружение. И аргумент «так дайте им обычных командиров и орудие» в этом случае не аргумент: никто в здравом уме не будет пичкать заранее второразрядные войска во вред постоянным.

Гипотетичное развёртывание русской теробороны было бы связано с массой организационных заморочек (какой ей отдать правовой статус, сколько средств платить, где взять обмундирование и вооружение, которые совсем не в излишке), при далековато не гарантированных результатах. Несложно представить для себя ситуацию, когда ополченцы разбегаются либо несут тяжёлые утраты при первой встрече с хоть сколько-либо обстрелянным противником… А позже подогретое «фаворитами» публичное мировоззрение поднимает вопль «доколе?!»

Успешное (конкретно успешное) отражение власовского рейда показало, что укрепление границы идёт в верном направлении, но нерешённые препядствия ещё есть. Нужно усовершенствовать систему разведки в приграничье, уменьшить время реакции мобильных групп прикрытия. Лучше посильнее «кошмарить» подразделения противника в приграничных пт (это уже делается силами наших ДРГ) либо совсем снести их тяжёлым орудием, чтоб лишить неприятеля точек опоры. В конце концов, очень лучше лупить по штабам, в каких посиживают планировщики схожих налётов. Другими словами, необходимо продолжать заниматься делом – а не биться в театральных истериках на волне хайпа.

источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»