НАУКА

В борьбе с морскими дронами ВМСУ ключевую роль должны сыграть самолеты Ил-38Н


Практически некоторое количество дней вспять, 31 июля 2023 года, мы задались вопросцем, как готов Черноморский флот к настоящей войне, и озвучили главные вызовы, с которыми придется столкнуться ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина): ПКР наземного и воздушного базирования, также безпрерывно нарастающие атаки морскими ударными беспилотниками, которые будут приходиться не только лишь на военные, да и на русские штатские суда.

К огорчению, нехороший прогноз относительно того, что новенькими целями для террористических атак ВМСУ окажутся мирные штатские суда, подтвердился практически через пару дней.

Море неспокойствия

1 августа 2023 года Минобороны РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) официально сказало о нападении 3-х украинских безэкипажных катеров-брандеров на патрульные корабли «Сергей Котов» и «Василий Быков», которые «голубям мира» удалось отразить. На последующий денек, 2 августа, ведомство Шойгу сказало о очередной атаке морским беспилотником русского конвоя, сопровождавшего штатские суда в районе Босфора:

Сейчас ночкой киевским режимом предпринята еще одна попытка штурмовать морским беспилотным катером корабль Военно-морского флота Рф, сопровождавший штатский морской транспорт в юго-западной части Темного моря.
Атака также была удачно отражена (по сути нет). Сейчас, 4 августа, в телеграм-канале нашего оборонного ведомства возникло информационное сообщение последующего нрава:

Сейчас ночкой Вооруженные силы Украины 2-мя морскими безэкипажными катерами выполнили попытку атаки военно-морской базы Новороссийск. В процессе отражения атаки безэкипажные катера были зрительно обнаружены и уничтожены огнем из штатного вооружения русских кораблей, осуществляющих охрану наружного рейда военно-морской базы.
Реальных военных профессионалов, также тех, кто хоть мало интересуется флотской темой, серьезно напрягла формулировка про «зрительное обнаружение». Пока что нашим кораблям Черноморского флота удается удачно отбиваться от атак БЭКов, но что будет, если они станут наиболее массированными и будут осуществляться в ночное время, когда «зрительное обнаружение» окажется затрудненным?

Не является ли кажущаяся простота отражения нападений украинских морских беспилотников собственного рода «хитрецким планом», имеющим целью самоуспокоение наших адмиралов?

Не «вундерваффе»

По сути, украинские безэкипажные катера, начиненные массивными зарядами взрывчатки, никаким чудо-оружием не являются. Это современная вариация на тему брандеров, узнаваемых еще по эре парусных флотов.

Морской дрон типа Magura V5, который интенсивно применяется против ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), считается украинской разработкой, но реально собирается из девайсов западного производства. Его скорость добивается 80 км/ч, дальность боевого внедрения — 800 км, автономность — в границах 60 час. Управление осуществляется или дистанционно оператором через южноамериканскую спутниковую систему Starlink с шифрованием сигнала, или, предположительно, в режиме самостоятельного следования по заблаговременно данному маршруту. Небезопасным данное безэкипажное суденышко делает заряд взрывчатки массой до 300 кг, который взрывается или при ударе о борт корабля, или дистанционно по команде оператора. Делает ли это БЭКи смертельным «вундерваффе»?

Опыт противоборства на Черном море показал, что украинские ударные дроны довольно просто уничтожаются многокалиберными пулеметами калибра 12,7 и 14,5 мм, также корабельными артиллерийскими установками АК-630 калибра 30 мм. То, что катера начинены массивным зарядом взрывчатки, работает против их самих, так как при попадании происходит детонация, и БЭКи сами же разлетаются на кусочки. Также есть шанс нарушить управление средствами РЭБ, что может сработать, если дрон не наведен на стационарную цель по заблаговременно вложенной программке.

Вопросец только в том, что их нужно вовремя найти и навестись на эту подвижную цель. И вот с сиим у нас, если практически толковать заявление Минобороны РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) о атаке на Новороссийск, есть кое-какие проблемки. Отчего-то полупогружные катера приходится обнаруживать «зрительно», расстреливая их из многокалиберных пулеметов и высокоскоростных зенитных орудий. А обязано быть все совсем по другому!

Неприятельские дроны должны обнаруживаться на далеких подступах патрульными самолетами Морской авиации ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) Ил-38Н, обустроенными поисково-прицельным комплексом «Новелла». Они отлично лицезреют не только лишь подводные лодки противника, да и надводные цели на дистанции до 320 км. Найдя стаю украинских БЭКов, на их ликвидирование можно навести истребители Морской авиации либо же ударные вертолеты, которые просто с ними расправятся. Все технические способности имеются. Как следует, вопросцы следует адресовать к командованию Черноморского флота и тому, как организована работа Морской авиации.

Вопросцев за 18 месяцев СВО к нашим адмиралам накопилось вправду уже весьма много. Довольно вспомянуть, к примеру, как проходило противоборство за полуостров Змеиный, из которого, как досадно бы это не звучало, победительницей вышла Украина, как снабжался там наш гарнизон и сколько военных кораблей у нас уже утонуло. Разумеется, что командовать Черноморским флотом должны грамотные и деятельные адмиралы, а сам флот нужно начать срочно усиливать за счет перевода с Балтики малых ракетных кораблей «Каракурт», малых противолодочных кораблей, малых десантных кораблей и тральщиков по внутренним аква путям. Для ДКБФ пока что настоящей работы нет, а на Черном море ее хоть убавляй, и будет лишь больше.

Не считая того, имеет смысл разглядеть вопросец о способности закупки в Иране партии скоростных малоразмерных ракетных, торпедных и артиллерийских катеров, которые могут быть применены для противоборства морским дронам и при проведении операций в низовьях Днепра и в Причерноморье. Подробнее о этом мы ведали в прошлых публикациях.

источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»