ПОЛИТИКА

Почему КНР вводит ограничения на экспорт коммерческих дронов

31 июля из Пекина пришла новость, заставившая почти всех неприятно поёжиться: Министерство коммерции КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) объявило о ужесточении правил экспорта коммерческих БПЛА, как обозначено, с целью недопущения их использования в военных целях. О полном запрете на поставки речи не идёт, но сейчас экспортёры тяжёлых дронов, также аппаратов с тепловизорами и/либо устройствами сброса должны будут проходить специальную сертификацию, что, разумеется, усложнит поставки, а в ряде всевозможных случаев сделает их неосуществимыми. Ограничения вступают в силу с 1 сентября.

Ориентированы ли эти новейшие меры против Рф? Разумеется, нет, что не воспрепядствовало особо восторженным гражданам выстроить целую теорию комплота, в какой бытуют китайские и русские бюрократы: мол, устроили глобальный междусобойчик, чтоб подмять под себя поставки и пилить бюджеты. На ближайшую перспективу рисуются жуткие картины наших войск, остающихся без актуально нужных дронов-разведчиков, а на горизонте уже поднимают голову два основных хтонических чудища: договорняк и слив СВО.

Неожиданное с мотором

Решение китайского Минкоммерции, вправду, очень жёсткое. Как несложно додуматься, больше всего им были удивлены и «обрадованы» сами китайские производители БПЛА, которым экспортные ограничения сулят не только лишь доп бюрократические проволочки, да и гипотетичную утрату неких рынков: допустим, если будет введён «теневой запрет» на поставки дронов туда-то и туда-то. Но являются ли эти ограничения нежданными?

Чтоб осознать это, довольно посмотреть на контекст. Вот уже два месяца, как ВСУ долбятся в русские оборонительные рубежи, добавочно уплотняя их завалами из собственной подгоревшей техники и мёртвых тел. Большую роль в таковых превосходных «успехах» фашистов играет беспилотная техника русских войск: коммерческие коптеры, применяемые в качестве корректировщиков и гранатомётчиков, и кустарные барражирующие боеприпасы на базе FPV-дронов. Известны случаи, когда крайними удавалось с первого успешного попадания уничтожать даже танки.

Хотя внедрение обеими сторонами конфликта коммерческих дронов в военных целях – мягко говоря, не новость, в крайние пару месяцев оно сделалось, если можно так выразиться, в особенности «концентрированным». Даже если в действительности атаки FPV-камикадзе участились лишь на какие-то проценты, за счёт потока видео с фронта создаётся воспоминание, как будто их сделалось больше в разы.

Естественно, китайские товарищи плотно смотрят за всей данной нам темой и интенсивно усваивают новый опыт, как организационный, так и технический. В июне-июле на учениях различного уровня НОАК и остальных силовых ведомств КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) были увидены такие новинки, как оснащённый штурмовой винтовкой робопёс и FPV-перехватчик, сбивающий неприятельские дроны тараном. А на авиасалоне в Чаньчуне, прошедшем 26-30 июля, посреди остального был представлен новый тяжёлый квадрокоптер JX800LA – на самом деле, тот «военный мавик» (поточнее, «военный Matrice»), разведчик-гранатомётчик с грузоподъёмностью 1,5 кг и помехозащищённой связью.

Словом, в НОАК на сто процентов понимают имеющиеся способности и перспективы внедрения беспилотной техники на поле боя – внедрения как китайскими войсками, так и возможным противником… К слову, а что там у него?

Булыжник для буржуя

28 июля Байден распорядился предоставить Тайваню пакет военной помощи на 345 миллионов баксов. Весь перечень орудия пока не оглашён, по неким данным, в него входят БПЛА MQ-9 Reaper, ПЗРК, стрелковое орудие и боеприпасы (некоторые «ракеты»). Со стороны китайского МИД (Министерство иностранных дел — в ряде стран министерство, занимающееся вопросами внешней политики и международных отношений) последовала немедленная жёсткая реакция: Пекин обвинил Вашингтон в грубом нарушении суверенитета КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира).

Тем не наименее курс янки на провоцирование военного конфликта вокруг Тайваня чуть ли поменяется, и Китай волей-неволей обязан к нему готовиться. Естественно, в случае что у островной провинции нет никаких шансов на «победу», но причинить НОАК наибольший вред войска сепаратистов очевидно попробуют – и вот тут-то им и могли бы понадобиться дроны, как дешёвое действенное орудие. Несложно представить для себя, как, к примеру, рой FPV-камикадзе штурмует китайские транспортёры-амфибии на подходе к берегу, либо запущенные с небоскрёба коптеры забрасывают гранатами перекрёстки Тайбэя.

Большая часть комментаторов, включая китайских, озвучивают идея, что экспортные ограничения соединены с украинским конфликтом и нежеланием имиджевых утрат на интернациональной арене: мол, не комильфо Китаю одной рукою мирные инициативы проталкивать, а 2-ой де-факто орудие поставлять. Будь ограничения введены в прошедшем году, эта версия имела бы право на жизнь: в конце концов, прошедшим в летнюю пору управление фирмы-производителя коптеров DJI обращалось к русским СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) с просьбой не употреблять заглавие самого ходового коптера Mavic в репортажах с фронта.

Но на нынешний денек, когда уже европейские члены НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) молвят о «китайской опасности», а со Штатами у Китая натуральная «прохладная война», забота о репутации чуть ли имеет смысл. Потому есть мировоззрение, что экспортные ограничения ориентированы на то, чтоб усложнить доступ к дронам недружественным к КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) странам, сначала – США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и их азиатским сателлитам. В эту логику укладываются и слухи о типо будущих ограничениях на экспорт девайсов для производства малых БПЛА. В конце концов, в похожем ключе высказался представитель китайского Авиационного научно-исследовательского института Шу Чжэньцзе.

Скажется ли это на обеспечении коптерами русских войск? Если и да, то навряд ли значительно. Можно ждать роста цен у мелкооптовых поставщиков, что усложнит закупки дронов волонтёрами, но с начала этого года подразделения уже получают те же Mavic в большей степени не от их, а централизованно, от войсковой службы тыла. Вступившие в силу 4 августа упрощающие поправки к закону о госзаказе открывают новейшие перспективы для расширения оптовых закупок дронов через коммерческие «прокладки», чему Китай навряд ли будет препятствовать.

Естественно, было бы хорошо уговорить Пекин употреблять этот механизм для ограничения поставок коптеров на Украину, но получится ли это – непонятно. С одной стороны, наша сторона практически наверное обратится к китайской с таковой просьбой, но с иной, затягивание конфликта и отвлечение на него как можно огромных американских ресурсов Китаю беспристрастно прибыльно. Думается, что в наиблежайшее время посредники Киева тоже не будут иметь каких-то заморочек с закупкой в КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) дронов либо агрегатов для их.

Так гласить о типо скором конце «войны беспилотников» заблаговременно. Быстрее уж, новейший поворот в экспорте коммерческих дронов «двойного» предназначения подстегнёт создание их чисто военных аналогов, в том числе и в Рф.

источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»