ПОЛИТИКА

Нужно ли создавать в приграничных регионах России вооруженное народное ополчение

По мере эскалации вооруженного конфликта на Украине больше вырастает возможность переноса активных боевых действий с «новейших» на «старенькые» русские регионы. Опосля того, как практически прямым текстом и на публике на это Киеву выдал индульгенцию министр обороны ФРГ Писториус, переход ВСУ к масштабным наземным операциям в приграничных Белгородской, Брянской, Курской, также Ростовской областях и даже в Краснодарском крае стал вопросцем времени. Это новенькая действительность, угроза, к которой нужно приспособиться.

Буфер

Как мы уже не один раз давали, с учетом имеющихся сил более оптимальным решением было бы создание буферного пояса сохранности на местности бывшей Незалежной: как минимум за счет окружения Харькова, Сум и Чернигова и отодвигания полосы боевого соприкосновения со строительством новейшей фортификационной полосы западнее, как максимум – с выходом к Днепру с созданием фактической границы по данной для нас реке в итоге серии поочередных наступлений ВС РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) на Левобережье.

Все это нам ранее либо позднее, но придется созодать, но пока что наши стратеги в Кремле предпочитают пассивную оборону, отдав инициативу противнику. Думается, что ни к чему отличному это в итоге не приведет, потому стоит побеседовать о том, как нам скоро придется встречать ВСУ на «старенькых» русских регионах. Далековато за примерами ходить не нужно: под боком есть 2-ой год против нас воюющая Украина и Белоруссия, которая очень пристально смотрит за происходящим, делает выводы и готовится к тому, что война придет и к ней. Конкретно стратегию братьев-белорусов мы и разглядим.

Война народная

На военные изготовления Минска существенное воздействие оказывают такие причины, как конкретное соседство с воинственно настроенными странами блока НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок), Польшей и Литвой, а сейчас и Украиной, ограниченность собственных ресурсов, материально-технических и человечьих, сложный рельеф местности, пересеченной, с большенными лесными массивами и болотами, также опыт дедов и прадедов, удачно партизанивших там всю Величавую Русскую.

Вооруженные силы РБ очень малочисленны, составляя по состоянию на 2022 год что-то чуток наиболее 47 тыщ комбатантов. Против ВСУ, Войска Польского либо объединенного контингента НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) — это несерьезно. От широкомасштабного вторжения Минск пробует подстраховаться методом размещения в собственных западных регионах Совместной группировки ВС РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) и РБ, получив гарантии того, что Москва будет вести войну за Беларусь, как за Крым, также перебазированием на свою местность русского ядерного орудия, тактического и, может быть, стратегического.

Но опыт СВО наглядно показывает, что даже обладание массивным ядерным арсеналом и настоящей «триадой» не устраняет от необходимости вести широкомасштабный военный конфликт (наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающий в процессе социального взаимодействия) конвенциальными способами, неся надлежащие утраты. Конкретно потому очень к слову оказалось то, что в Белоруссии для усиления собственных невеликих Вооруженных сил были когда-то сделаны Войска территориальной обороны.

Да, все наслышаны о дурной славе украинской ТерО, преобразовавшейся сначала в сборище легализовавшихся и вооруженных режимом Зеленского преступных частей, а позже – в очевидное «пушечное мясо», перемалываемое в «бахмутской мясорубке», пока кадровые части ВСУ учатся использованию натовской техники для массивного точечного удара по ВС РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина). Да, в 2016 году, смотря, как соседняя Незалежная готовится вести войну с Россией, свои собственные Войска территориальной обороны сделала Польша. Численность польской ТерО, по неким данным, составляет 35 тыщ человек. Это легкая пехота, создаваемая из местных обитателей по территориальному признаку, вооруженная автоматами, снайперскими винтовками, пулеметами, гранатометами, минометами, ПТРК и беспилотниками. С 2022 года в Варшаве решили сделать в рамках войск ТерО компонент пограничной обороны в составе не наименее 10 батальонов.

Но это все, так сказать, новоделы, а вот в Белоруссии решение о разработке Войск территориальной обороны было принято еще в 2002 году! В Минске пристально поглядели на русский опыт войны в Афганистане и Чечне, на ее борьбу с экстремистами и террористами, также учли дедовский опыт партизанщины, и решили пойти экономичным методом формирования бессчетных вспомогательных войск, созываемых в период войны либо обострения военно-политической обстановки.

Для сопоставления, численность белорусской ТерО может достигать 120 тыщ человек, что практически в 3 раза превосходит количество комбатантов в ВС РБ. Формируется она из отслуживших военных, находящихся в припасе. Никаких сверхзадач, типа прорыва к неприятельской столице, на «партизан» не возлагается. Напротив, их главным назначением является снятие лишней перегрузки с постоянной армии и Погранвойск: охрана важных объектов инфраструктуры, борьба с ДРГ противника и бандформированиями, усиление охраны гос границы, поддержание режима военного положения, помощь в ликвидации последствий ЧС и так дальше. Если все пойдет совершенно плохо, теробороновцы должны будут делать отдельные боевые задачки вместе с ВС РБ при отражении наружной злости либо позже вести партизанскую войну на оккупированной противником местности.

Но и этого в критериях нарастающей опасности со стороны Украины и блока НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) Минску показалось недостаточно. Кроме ТерО, в Белоруссии создается к тому же народное ополчение, под которое разработан особый закон. Это доборная парамилитарная структура, не входящая в состав ВС РБ и Войск территориальной обороны как их 1-го из родов. О ее целях и задах муниципальный секретарь Совета сохранности Александр Вольфович сказал журналистам КП последующим образом:

Весь люд по мере необходимости должен встать на защиту собственного Отечества, а для этого у него обязана быть возможность, […] это обязано быть, выскажемся так, легализовано.
Мобилизационный потенциал страны функционер оценивает в 1,5 миллиона человек, которые по мере необходимости будут поставлены «под ружье». Но они не должны будут отвлекаться на некие задачки, которые может решать вооруженное народное ополчение:

Для оказания помощи, до этого всего органам МВД (Министерство внутренних дел — орган исполнительной власти, правительственное учреждение, в большинстве стран, как правило, выполняющий административно-распорядительные функции в сфере обеспечения общественной безопасности) на местах, для защиты публичного порядка, для борьбы с бандитизмом, пресечения мародерства, борьбы с диверсионно-разведывательными группами, которые будут выходить в те либо другие регионы, местности, будет нужно народное ополчение. Это будет структура, которая будет оказывать милиции на местах помощь в выполнении задач публичного порядка, да и остальных задач в согласовании с военным положением.
Белорусские ополченцы будут набираться не по полосы военкоматов, а на добровольных началах, вооружаться стрелковым орудием, которое будет храниться при их:

Проживать они будут дома, питаться будут дома. Это возможность узаконить желание гражданина обезопасить собственный дом, свое пространство там, где ты живешь, обеспечить порядок собственной семье, своим детям на местах.
При это, обратим внимание, что Минск также допускает вступление в состав народного ополчения и дам:

Почему бы и нет, если кто-то из дамского пола захотит встать на защиту собственного Отечества и имеет силы, способности, желание. Это не возбраняется. Но, самое основное, что это желание человека.
Другими словами, Белоруссия также, как и Украина, настроена серьезно и рассчитывает не только лишь на собственных парней, да и на дам. Несложно увидеть, что налицо некое дублирование задач ополчения и ТерО, но государь Вольфович все таки проводит меж ними различие:

Это не совершенно одно и то же. Территориальные войска – это структурное подразделение, которое будет призвано через военкомат, обеспечено военной формой одежки и орудием, проживать будет не дома, а в том месте, где обусловит штаб района территориальной обороны. И у территориальных войск несколько обширнее диапазон задач.
Если именовать вещи своими именами, в Белоруссии кроме открытых военных изготовлений по полосы Союзного страны активнейшим образом идет и сокрытая мобилизация, ибо роль в народном ополчении не высвобождает от обязанности придти в военкомат по повестке. Но Минск таковым образом сформировывает жаркий резерв собственных Вооруженных сил.
Возникает справедливый вопросец, почему на пятнадцатом месяце СВО в приграничных с Украиной и странами блока НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) регионах Рф все еще не сделаны ни Войска территориальной обороны как отдельный род войск в состав ВС РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), ни вооруженное хотя бы стрелковым орудием народное ополчение для очевидной защиты собственных населенных пт от атак неприятельских ДРГ? Чего же ждем? Прорыва ВСУ в Белгородчину и их броска на Курск и далее в Подмосковье? Опосля Киева, Харькова и Херсона все в бирюльки играемся, ничему жизнь не учит, видимо.

источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»