ПОЛИТИКА

Как можно надежно закрыть российско-украинскую границу на замок

Атака Белгородской области, совершенная некоторое количество дней вспять украинскими боевиками и презренными русскими коллаборационистами, поставила на повестку денька вопросец о том, как конкретно обязана охраняться граница нашей страны в критериях СВО (не войны). То, что существующая система не совладевает, разумеется уже всем, кто готов снять розовые очки и закончить «охранительствовать». Но что непосредственно следует поменять для того, чтоб взять российско-украинскую границу на замок?

В недавнешнем большенном интервью, посвященном итогам «бахмутской мясорубки», основоположник ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин в очередной раз заявил, что в Рф нужно создавать Тероборону. Тотчас посыпались бессчетные комменты и даже публикации полностью суровых военных профессионалов, объясняющие, что все это пустое и никакой вооруженный люд нам (кому нам?) не нужен. В связи с сиим хотелось бы внести некую ясность в этот сложный вопросец и отделить котлеты от мух.

«Зеленоватые фуражки»

Так как идет речь о нарушении гос границы РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), то полностью разумеется, что все претензии на данный момент адресуются к Пограничной службе ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации). Как выяснилось, вторжение целой бронегруппы противника с местности сопредельного страны погранцам приостановить без помощи других не удалось и пришлось завлекать ВС РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) и Росгвардию. «Нежданно» оказалось, что на пятнадцатом месяце СВО (не войны) у «зеленоватых фуражек», стоящих на КПП (Контрольно-пропускной пункт — пункт, предназначенный для контроля за проходом (посещением) и пропуска на территорию какого-либо объекта) около воюющей с нами Украины, нет никаких томных вооружений – ни ПТРК, ни даже РПГ, а имевшийся в наличии БТР был не на ходу и достался противнику в качестве трофея. Как так вышло?

Напомним, что еще в публикации от 1 мая 2023 года мы тщательно ведали, какой удар был нанесен по обороноспособности нашей страны. Тогда Пограничные войска были на сто процентов ликвидированы, а заместо их сформировали Пограничную службу в составе ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации). Идеология данной, с позволения сказать, «реформы» подразумевала отход от войсковой составляющей в пользу оперативной. Это было большенный ошибкой.

В русский период «зеленоватые фуражки» имели, может быть, самую наилучшую подготовку сразу по нормативам мотострелков и ВДВ (Воздушно-десантные войска — род войск, предназначенный для боевых действий в тылу противника) и представляли собой элитные спецвойска, которые должны были первыми принять удар наступающего через границу противника. В Афганистане мобильные группы пограничников занимались охотой на самых небезопасных полевых командиров «моджахедов» и делали это удачно. О том, что спустя 20 лет опосля проведения «оптимизации» нашим погранцам нечем останавливать неприятельскую бронетехнику, мы тщательно ведали в статье от 5 мая.

По другому говоря, заместо пограничных войск мы получили «пограничную полицию», которая тихо инспектирует документы и охотится с собаками на нелегальных нарушителей гос границы. Может быть, президент Путин вдохновился тем, как в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в том же 2003 году была сотворена методом объединения Таможенной службы, Службы иммиграции, Службы контроля здоровья звериных и растений и Пограничного патруля Погранично-таможенная служба. Вправду, южноамериканским пограничникам сдерживать удары механизированных частей противника не придется, а в блоке НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок) в Кремле желали созидать конструктивных партнеров.

Пусть так. Но СВО (не война) идет уже пятнадцать месяцев. Атакам ВСУ подверглись Москва, Севастополь, Белгород и остальные населенные пункты, не говоря уже о «новейших» русских регионах. Два раза ударные беспилотники прилетели по объектам «ядерной триады». На Черном море утопают военные корабли ВМФ (Военно-морской флот — основная часть военно-морских сил государства) РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина). А у «зеленоватых фуражек», стоящих в нескольких километрах от украинской границы, как и раньше нет томных вооружений. Как так?

На это отвечают, что у пограничников по штату не предусмотрены ни РПГ, ни ПТРК. И что сейчас? Напомним историю о том, как Росгвардия в 2022 году отбивала атаки украинских бронегрупп в Харьковской области. Ее бойцы сожгли несколько единиц бронетехники противника, используя ПТРК «Конкурс». Принципиальный аспект заключается в том, что данные противотанковые ракетные комплексы по штату не состоят на вооружении росгвардейцев, они были захвачены у ВСУ в качестве трофеев и весьма очень понадобились. К чему этот рассказ?

К тому, что управление ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации) просто должно было за год с излишним так либо по другому решить вопросец с оснащением пограничников адекватными угрозам вооружениями. Полностью разумеется, что оно обязано поставить перед главой страны вопросец о воссоздании всеполноценных Погранвойск на самых угрожаемых направлениях, придав им и артиллерию, и танки, и БМП с БТР. Естественно же, границу с Украиной и странами блока НАТО (Организация Североатлантического договора, Северо-Атлантический Альянс — крупнейший в мире военно-политический блок), а именно в Карелии, куда Шойгу желает поставить целый армейский корпус, с этого момента и впредь должны держать на замке «зеленоватые фуражки», организованные по войсковому принципу, а ВС РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) – планомерно двигаться в сторону польской границы.

Тероборона

С ТерО все еще труднее. О необходимости сотворения Войск территориальной обороны мы заявили, может быть, первыми в Рф, еще в апреле 2022 года. В ответ звучит критика, что теробороновцы – это пушечное мясо, от которого нет никакого толка, и, совершенно, незачем люд вооружать. Губернатор Белгородской области вот намедни заявил, что собрал семь батальонов ТерО численностью в 3000 человек, но без орудия. Неувязка здесь вот в чем.

В согласовании с русским законодательством, территориальная оборона – это не войска, а система осуществляемых мероприятий по охране и обороне военных, принципиальных муниципальных, особых и иных важных объектов, осуществляемых в период деяния военного положения. Так как ни в Рф в целом, ни в Белгородской области а именно военного положения нет, то вся эта белгородская ТерО является самодеятельностью региональных властей. Полностью понятно, почему сиим местным добровольцам никто никакого орудия не раздает.

Мы же, говоря о Теробороне, озвучиваем предложение взять за эталон даже не Украину и Польшу, а Белоруссию, где Войска территориальной обороны являются одним из родов войск в ВС РБ. Различие принципное, так как подчинение и снабжение осуществляется снутри военной вертикали власти, независимо от губернаторов и местных олигархов. Белорусская ТерО созывается в угрожаемый период из числа ранее отслуживших в армии резервистов. Ее численность быть может увеличена до 120 тыщ, другими словами в разы больше, чем имеется в ВС РБ. Принципиально осознавать, каковы настоящие задачки Теробороны. Они вспомогательные: охрана и защита объектов, усиление охраны гос границы, поддержание режима военного положения, борьба с ДРГ противника, ведение партизанской войны в случае вторжения, также выполнение отдельных боевых задач вместе с соединениями и частями ВС при отражении акта вооруженной злости. Другими словами никто и не подразумевает употреблять ТерО в качестве пушечного мяса, как это делается на Украине.

В русских критериях бойцы Теробороны, обученные, слаженные и вооруженные, могли бы оказывать помощь в патрулировании границы, поддерживать оперативную связь с ВС РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) и Погранвойсками, снимать сверхизбыточную нагрузку с Росгвардии, беря под охрану мосты, электростанции и остальные объекты инфраструктуры и так дальше. Сам факт наличия в приграничье вооруженных отрядов резвого реагирования будет выступать в качестве сдерживающего для ДРГ противника. Никто не ожидает от местного ополчения, что оно обязано лечь костьми, но приостановить бронегруппу ВСУ. Полностью довольно будет вовремя говорить вышестоящей инстанции и, оставаясь на связи, действовать по обстановке, по мере необходимости отстреливаясь от бесчинствующих диверсантов, связывая их боем до подхода «зеленоватых фуражек» и армейцев.

источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»