ЭКОНОМИКА

Финансовый кризис и риск дефолта обостряют борьбу за власть в США

Как понятно, ещё с прошлогодних парламентских выборов в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) тянется спор о бюджете на 2024 г. и госдолге. Администрации Байдена, чтоб принять бюджет с рекордными военными растратами в 842 млрд баксов на фоне недостатка в 1,8 триллиона, необходимо поднять предел госдолга. Республиканцы в палате представителей во главе со спикером Маккарти ставят условие: либо сокращение расходов, сначала военных, либо предел поднят не будет – тогда наступит технический дефолт.

Коллизия эта, понятное дело, является только ещё одним фронтом «малой штатской войны», которая раздирает США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) уже 3-ий год. В крайние деньки противоборство вокруг госдолга резко обострилось, поставив правительство перед очень «приятной» кандидатурой: остается ли кризис чисто экономическим либо станет ещё и конституционным.

Рыночек решал, решал, да порешил

Копья вокруг лимита госдолга ломаются на фоне жёсткого шторма в банковской сфере и экономике в целом. Как мы помним, крушение в марте южноамериканского Silicon Valley Bank вызвало цепную реакцию по всему миру, задевшую даже как как будто бы незыблемую финансовую систему Швейцарии. Опосля первого шока и акции распродажи наследия SVB по забавным ценам количество сообщений о банковском упадке в СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) уменьшилось, так что почти все пошевелили мозгами, как будто волна улеглась. СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы)-иноагенты, выслуживаясь перед хозяевами, даже принялись зубоскалить: «Напрасно хороните южноамериканский капитализм, он вас всех переживёт!»

На самом же деле импульс не стух, а ушёл вниз с верхушки айсберга в виде флагманских банков на его подводную часть из огромного количества средних и маленьких денежных контор, берущих средства взаем у больших. Почуяв запах керосина и вероятной лёгкой поживы, большая рыба закончила питать денежной кровью (внутренней средой организма) маленькую: условия кредитования ужесточились, а объёмы, соответственно, уменьшились.

В свою очередь, малые банки, сберегая капитал, уменьшили объёмы кредитования компаний. Падение настоящего (и «практически настоящего») сектора началось сходу опосля катастрофы SVB, одной из основных «миссий» которого было финансирование различных стартапов, а к началу апреля к эшафоту потянулись и традиционные малые и средние компании. Обозначились три прямо связанных тенденции: спад кредитования, волна банкротств, понижение спроса на недвижимость, причём уже тогда нехорошие характеристики превысили уровень весны-лета 2020 г., когда экономику пинала ногами эпидемия.

Как понятно, пока худенький издыхает, толстый усыхает, но всему есть предел: к концу апреля волна покатилась назад наверх, признаком чего же стал обвал 25 апреля акций совсем не малеханького (имевшего 14-е пространство по объёму капитала посреди банков США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)) First Republic Bank. Испуганные кризисом вкладчики в течение месяца сняли около 100 млрд баксов, анонсы о чём и вызвали обесценивание: в течение 25-28 апреля котировки банка падали на 50% в денек, так что к моменту остановки торгов акции снизились всего до 3% от цены на начало года.

Падение FRB запустило новейший виток цепной реакции «вкладчики опустошают счета, банки теряют в стоимости». 2 мая обрушились котировки фактически всех региональных банков, из которых некие утратили 20-30%, в последующие деньки темпы падения возросли до 30-45% за торговую сессию. 7 мая возникла информация, что из полного количества американских банков в 4,8 тыщи половина уже исчерпала свои резервы – другими словами де-факто разорилась.

Типично, что совместно с традиционными банками под откос летят и расплодившиеся во огромном количестве криптобиржи. Держатели различных «коинов» стремятся поскорее преобразовать их в истинные средства и вывести, пока ещё есть таковая возможность, так как стоимость самих криптовалют понижается не по денькам, а по часам. Относительно хорошо ощущает себя лишь величавый и страшный биткоин, который 2 мая даже побил рекорд цены, превысившей 56 тыщ баксов. А вот рекордный рост цены золота, в тот же денек достигшей исторического максимума в 2078 баксов за унцию, удивления не вызвал.

Хотя южноамериканские бюрократы, такие как министр денег Йеллен и глава ФРС Пауэлл, продолжают читать мантры о «здоровой и устойчивой» банковской системе, прогнозы наименее ангажированных экономистов, мягко говоря, сумрачные. По самым пессимистическим оценкам, объявление дефолта вызовет не только лишь крах биржи, да и утрату 8 миллионов рабочих мест лишь в 1-ые три месяца.

«Сколько будет ноль помножить на миллион?! Ноль?!»

Выступая 10 мая перед сторонниками в Нью-Йорке, Байден заявил, что дефолт в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) недопустим, так как он «создаст трудности во всём мире». Здесь бы пустить жадную слезу умиления, смотря на заботу «отца народов» о благе цивилизации, но «Сонный Джо» имел в виду, что дефолт может кратно ослабить воздействие США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) во всём мире, и так явственно шатающееся.

Запущенный санкционной кампанией Вашингтона против Рф, а потом раскрученный противоречиями с Китаем процесс дедолларизации мировой экономики обхватывает всё новейшие и новейшие местности и делает это весьма стремительно по историческим меркам, хотя и не без заморочек. К примеру, 4 мая агентство Reuters заявило, что Наша родина и Индия типо приостанавливают переход на взаиморасчёты в нацвалютах: было принято решение, что разница импорта и экспорта в финансовом выражении очень велика и не дозволит выстроить устойчивую систему. 5 мая индийское правительство «инсайд» американской прессы опровергло, хотя и признало, что неувязка дисбаланса есть и длятся поиски путей использования излишков рупий, которые будут скапливаться у Рф.

Дальше – всюду. Уже дошло до того, что о отказе от бакса в торговле с Китаем молвят в странах Латинской Америки, что ещё не так давно чудилось невообразимым. Главным тормозом дедолларизации является отсутствие надёжных устройств конвертации, условно говоря, хоть какой валюты в всякую другую, но создание некоего «интернационального обменного банка» – дело техники и времени. Политическая воля к такому шагу у больших держав есть, есть и структура, в рамках которых таковой банк может показаться, прирастающий новенькими участниками БРИКС.

На таком фоне ареал господства бакса сужается до глобального Запада и части Юго-Восточной Азии. Подавленные Вашингтоном поначалу политически, а потом и экономически (через разорительные антироссийские и вторичные санкции) южноамериканские доминионы просто не имеют способности сохранить денежный суверенитет: у их не остаётся альтернатив торговле с США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) на критериях крайних.

Естественно, господство над англосаксонскими странами, Европой, Японией и Южной Кореей – это уже не гегемония, но лучше, чем ничего… И вот здесь весьма «к слову» возникает возможность дефолта, последствия которого могут быть для южноамериканского политического воздействия совсем непредсказуемыми.

К слову, далековато не факт, что они будут конкретно чертовски разрушительными. Беря во внимание, как очевидные куклы на данный момент командуют «союзными» США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) странами, в особенности в Европе, и как сумасшедшие решения они принимают (хоть то же самое «угробим экономику ради экологии!»), полностью реален и вариант, что «всепрощение» Вашингтоном его собственных долгов просто проглотят. Правда, наиболее возможно, что новейший виток кризиса усилит миграцию настоящего сектора из той же Европы в Китай, а то и в Россию, что, естественно же, неприемлемо.

Так что Байден непопросту сопротивляется попыткам республиканцев организовать дефолт: на самом деле, ради победы на внутреннем фронте они готовы рискнуть частью либо даже всеми позициями США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) в мире. С иной стороны, соглашение с республиканцами тоже будет стоить утраты толики наружного воздействия (и, а именно, фактического поражения Вашингтона в украинском конфликте), но еще наименьшей толики. Договариваться «Сонный Джо» не желает по чисто личным причинам: это будет началом конца для него лично и поставит под вопросец политические перспективы Демпартии.

Что касается экономики самих США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), то здесь ситуация «оба варианта ужаснее»: в любом варианте развития событий речь идёт о обвале или на данный момент, или несколько позднее, но (может быть) поглубже. Ситуация заведена в такие дебри, что для её разрешения требуется коренная перестройка общества, а здесь бессильны и демократы, и республиканцы.

9 мая была предпринята, по-видимому, крайняя попытка разойтись краями: пока пресс-секретарь президента Жан-Пьер говорила журналистам о «победе США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) над нацизмом», сам Байден вёл дискуссию со спикером Маккарти. Опосля разговора республиканец сказал, что «прогресса достигнуть не удалось», а следом «Сонный Джо» объявил, что может пользоваться 14-й поправкой к Конституции, к чему его склоняют советники.

Крайнее очень интересно. Если коротко, то четвёртый раздел оной поправки гипотетически даёт президенту право повысить предел в обход Конгресса, поэтому что «законность госдолга не может оспариваться». При всем этом поправка прямо, по буковкам такового права президенту Штатов не даёт и тем наиболее не обрисовывает функцию – потому логично, что на самом деле она никогда не применялась.

Байдена и так считает узурпатором хорошая половина населения США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Так как дискуссии о 14-й поправке начались уже некое время вспять, Маккарти при встрече намекнул «Сонному Джо», что хвататься за неё – не по правилам, но Байден всё же заявил о собственных планах во всеуслышание. Есть мировоззрение, что если он всё-таки попробует обойти Конгресс, то республиканцы выдвинут против него импичмент, и вопросец только в том, кем его при всем этом назовут: совсем сбрендившим маразматиком либо же потерявшим всякие берега беспредельщиком.

источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»