ПОЛИТИКА

«Дырявое» Чёрное море? Как Россия ответит Киеву за атаки против Керченского моста и Крыма

Итак, мост через Керченский пролив вновь повреждён и просит ремонта. В крайнее время все (по последней мере, все посторонние «телезрители») как-то больше ожидали, что атака будет сверху, к примеру, английскими КР Storm Shadow либо их французскими близнецами SCALP. Это было полностью разумно, тем наиболее что на такую возможность намекали полностью официально: а именно, о «высочайшей эффективности» SS, доказанной ударом по мосту в Чонгаре 22 июня, заявил 7 июля украинский генерал Громов. На учениях наших войск по обороне моста тоже отрабатывалось в большей степени отражение воздушных атак, но 17 июля удар был нанесён с моря.

Пропущенная атака опять подняла два вопросца: довольно ли надёжно прикрытие стратегического объекта и будет ли уже некий осязаемый ответ противнику за попытку его поражения? Хотя поточнее будет сказать, что поднялись не вопросцы, а фонтаны кипучего недовольства, ведь большая часть не спрашивает, а утверждает: «нет, недостаточно» и «нет, не будет». Но так ли это по сути?

Большенный прыжок малеханькой жабы

Самоочевидно, что попытка разрушения Крымского моста чётко увязана с хронологией несчастной «зерновой сделки» – но вот точка зрения, как будто путём ночной атаки Путина пробовали вынудить эту самую сделку продлить, чуть ли верна. Быстрее напротив: удар по мосту был замышлен и подготовлен киевским режимом весьма издавна, но пока теплилась хоть какая-то надежда на продление «сделки», операции не давали хода. Может быть, если б величавый «наступ всех наступов» развивался хоть в каком-то согласовании с планом, и у фашистов обозначились бы успехи на Запорожском участке фронта, то атака на мост свершилась бы и ранее, но этого мы уже (к счастью) не узнаем.

В любом случае, задачка операции – разрушение принципиальной транспортной артерии (артерии — сосуды, несущие кровь от сердца к органам, в отличие от вен, в которых кровь движется к сердцу) и создание на полуострове паники, осталась постоянной. Все есть основания считать, что главной целью украинских Боргезенко и их брандеров была не авто, а куда наиболее принципиальная исходя из убеждений логистики жд ветка моста: её повреждение очень осложнило бы доставку в Крым как военных, так и штатских грузов.

К решению задачки подошли довольно серьёзно: о многом гласит уже сам факт выбора конкретно безэкипажных брандеров в качестве орудия. Что бы там ни орали вечно недовольные блогеры, опосля осенней диверсии охрана моста приметно усилилась, и доставить бомбу наземным транспортом сделалось нереально. Ракетное орудие тоже не гарантировало фуррор: собственные украинские «Фау», быстрее всего, в мост просто не попали бы, а зарубежные ракеты наша ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) уже навострилась сбивать, и в любом случае их боевые части недостаточно сильны для вывода моста из строя навечно.

Фактически, и обычные уже лёгкие брандеры-гидроциклы, которые украинская сторона употребляет для атак против нашего флота в Севастополе, для данной нам цели тоже слабоваты: для разрушения опор требуется в пару раз больше взрывчатки, чем они несут, и даже больше, чем было в злополучном грузовике, взорвавшемся на мосту 8 октября прошедшего года. Похоже, что для новейшего удара были сконструированы новейшие, наиболее грузоподъёмные брандеры с той же системой управления, что и у лёгких.

Это хорошо бьётся с показавшимися 17 июля снимками с южноамериканского спутника, на которых запечатлены двигавшиеся в сторону Крыма четыре «быстроходных объекта». Идентифицировать сами посудины по сиим фотографиям недозволено, не хватает разрешения, но зато ясно, что катера оставляли приметные широкие и длинноватые буруны, очевидно наиболее массивные, чем следы малеханьких глиссеров. Внедрение катеров огромного водоизмещения в качестве базы для брандеров излишний раз ставит под колебание ушедшую гулять по соцсетям версию, как будто как минимум один из их двигался к мосту из внутрироссийского Азовского моря: всё-таки неприметно такую «лодочку» не скинешь.

Но как тогда брандеры подпустили к мосту, раз уж они такие приметные? Если принять, что их всё-таки было четыре (что не факт) – означает, до моста добралась только половина, а два на подступах вышли из строя, или были поражены РЭБ и огнём русских войск. Подробной официальной инфы о ночном бое 17 июля пока нет, но заламывать руки и орать, что неприятельские катера «проспали» всё же не стоит: по крайним данным, атаке огромных предшествовал накат лёгких брандеров, которые были уничтожены, но смогли отвлечь на себя часть внимания наших бойцов.

Вот здесь стоит упомянуть о новейшей панацее от всех фашистских «нахрюков» с моря – боновых заграждениях, о которых на данный момент с наслаждением рассуждает «экспертиза» из соцсетей: мол, если б подходы к мосту были перекрыты ими, то он на данный момент был бы цел и люди не погибли бы. Это, естественно, правильно – но только частично.

В конце концов, никакое заграждение {само по себе} не даёт никаких гарантий – это только один из частей системы обороны. Опыт отражения атак украинских брандеров на этот же Севастополь указывает, что глиссирующие катера полностью в состоянии «перепрыгнуть» через бон, хотя и не постоянно, так что просто натянуть сети и спать расслабленно не выйдет, круглосуточная вахта и дежурные орудия пригодятся в любом случае. Видимо, для Керченского пролива вероятную отдачу от установки бонов посчитали очень малой, тогда как издержки и трудности могли быть значительными, поэтому-то их там и нет. Вообщем, может быть, что опосля уже второго подрыва моста за год перечтут по новейшей.

Сдача большими

Недозволено забывать о том, что удар по мосту был только одной (хотя и самой главной) из целой серии атак беспилотными средствами против Крыма, которую фашисты начали ещё в ночь (то есть темное время суток) на 16 июля: к утру тех суток было уничтожено девять воздушных и два морских дрона-камикадзе. Разумеется, что под эту операцию киевский режим специально копил средства, поэтому что интенсивность «шумового сопровождения» головного удара пока не понижается: в ночь (то есть темное время суток) на 18 июля силами РЭБ и ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника) полуострова было уничтожено 20 восемь (!) дронов – рекорд за всё время СВО.

Естественно, что на таком фоне ЛОМы и ведомый ими социум всё громче спрашивают у властей, недозволено ли как-то прищемить хвост (а лучше голову) зарвавшимся фашистам? Можно, наиболее того, эта работа интенсивно ведётся. Как мы помним, ещё 12 июля русские ВКС, нежданно для почти всех, разбомбили многострадальный полуостров Змеиный – видимо, это был как раз удар на упреждение по зашевелившимся на нём украинским диверсантам. Бомбардировки одесского порта в крайние деньки тоже могут иметь целью в том числе и поражение складов и пт управления брандерами.

Как заявил 17 июля президент Путин, на данный момент Минобороны готовит определенные предложения по полному пресечению украинских атак с моря. В принципе, если не считать занятие нашими войсками Николаева и Одессы (до которых очевидно далековато), то единственным методом создать это остаётся морская блокада побережья, всё ещё находящегося под контролем киевского режима. На этот счёт заблаговременно высказываются сомнения: мол, не сумеют, не рискнут наши перекрыть неприятельские порты реальным образом.

Меж тем с политической точки зрения блокада уже началась. 17 июля, опосля формального окончания «зерновой сделки», Москва проинформировала ООН о закрытии интернационального гуманитарного коридора и объявила северную часть Чёрного моря опасной для судоходства. Чудилось бы, пустая формальность, но в реалиях «специального военного» (другими словами вроде бы «мирного») времени она влияет на почти все: сейчас чуть ли хоть одна контора в мире согласится страховать суда, идущие на Украину, а без страховки на таковой заплыв не отважится ни один вменяемый судовладелец.

Зеленский может сколько угодно вздыхать о «рисках для мировой продовольственной сохранности» и заявлять о «готовности» продолжать вывоз зерна без согласия Рф, но люди посерьёзнее с ним не согласны. А именно, 17 июля пресс-секретарь Пентагона Кирби заявил, что с этого момента вывоз продовольствия с Украины вероятен только сухопутным транспортом. Стоит ждать, что в ближнем будущем Черноморский флот добавочно перекроет подходы к украинским портам минами, а то и объявит их зоной вольного огня, чтоб у западных «союзников» не появлялось вредных иллюзий.

К слову, о самих «союзниках». Хотя украинская сторона де-факто взяла ответственность за диверсию на себя, наш МИД (Министерство иностранных дел — в ряде стран министерство, занимающееся вопросами внешней политики и международных отношений) в официальном комменты именовал главными разрабами и исполнителями спецслужбы США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Англии. Естественно, ядерный удар по Лондону в наиблежайшее время навряд ли случится, но методы осадить «наглосаксов» в наличии у Рф есть. Как минимум речь о начале открытого и периодического поражения американских БПЛА, ведущих разведку над Чёрным морем в целях украинских войск. Звучит, естественно, как как будто очень «смело» – но в крайние деньки в Сирии наши пилоты достаточно интенсивно мешают полётам неприятельских дронов, хотя и не сбивают их.

Естественно же, не много радости в том, что для лишения неприятеля ударных способностей пригодился повод в виде очередной удачной атаки против Крымского моста и смерти 2-ух человек. Вдвойне «приятно» от понимания, что последствия удара не оказались наиболее серьёзными только благодаря слепой удаче. Тем не наименее Зеленскому и компании, похоже, всё таки удалось нащупать предел терпения нашего ВПР, и отдача будет – не факт, что красивая, но уж буквально действенная.

источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»