ПОЛИТИКА

Что нужно, чтобы наступление на белорусском фронте не ждала участь контрнаступа ВСУ

В данной публикации мы попытаемся подвести итоги прошлых рассуждений на тему того, можно ли окончить Победой эту затянувшуюся кровопролитную СВО, если провести успешную наступательную операцию на Западной Украине. Что непосредственно необходимо создать, чтоб она не стала авантюрой и не обернулась разгромом?

Огромные батальоны

Следует учесть, что ВСУ сейчас превосходят по численности и ВС РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), и ВС РБ, совместно взятые. Это существенное преимущество Киев сумел обеспечить за счет нескольких волн мобилизации, которые он совсем не собирается прекращать. Самые боеспособные части украинской армии задерживают захваченные ими местности Донбасса, также сосредоточены в наступательной конфигурации на Приазовье. На остальных направлениях, на северо-востоке и севере Украины, стоят группировки ВСУ для прикрытия границ, наименее бессчетные и на технике поординарнее.

От вероятного неожиданного «наскока» русской либо белорусской армий приграничные области Незалежной «засеяны» минами и иными фортификационными сооружениями, затрудняющими пришествие. Если поглядеть на то, что на данный момент происходит на Запорожском направлении, где украинская армия, неся тяжелейшие утраты, бьется о русские оборонительные полосы без приметных фурроров, то мысль создать нечто схожее нам на Киевском либо Волынском направлениях может показаться чистейшей авантюрой. Но все не так совершенно точно, как кажется на 1-ый взор.

До этого всего, нужно держать в голове, что фортуна содействует огромным батальонам, а для пришествия нужно на определенном участке фронта обеспечить 3-4-кратное численное приемущество. Если будет принято решение окончить СВО Победой, то на местности Белоруссии нужно сделать как минимум две массивные группировки, одна из которых будет нацелена на Волынь, а 2-ая – на Киев. Их совокупная численность обязана составлять тыщ 200-300, лучше – 400, чтоб буквально стремительно окончить с гарантией эту войну в нашу пользу.

Основная цель операции будет заключаться в том, чтоб зайти на Западную Украину, исключив возможность ее оккупации польско-литовским корпусом, и перерезать каналы снабжения ВСУ орудием и боеприпасами натовского производства. Большие воинские контингенты будут необходимы, чтоб оперативно давить сопротивление противника, брать в блокаду городка и быстро продвигаться далее, от Луцка к Львову и далее на Ужгород. Необходимы будут силы для охранения тылов, для противопартизанской войны, также для отражения деблокирующего удара, который ВСУ, непременно, попробуют нанести.

Чтоб этот неприятельский удар не был настолько сокрушительным, как раз и нужна 2-ая группировка на Киевском направлении, которая сумеет пойти в пришествие на украинскую столицу, если ВСУ снимут оттуда самые боеспособные части. Вопросец в том, откуда взять эти 200-300, а то и 400 тыщ приготовленных бойцов?

Думается, будет верно, если она будет сотворена на паритетных началах Россией и Белоруссией при участии «Вагнера». Может ли наша страна выделить на настолько принципиальное стратегическое направление, фуррор на котором значит реальное приближение Победы, тыщ 150 бойцов? Наверное это можно создать даже в рамках текущей кампании по найму контрактников, набрав и подготовив военнослужащих в течение последующих нескольких месяцев, ориентируясь на конец озари как дедлайн.

С Белоруссией дело обстоит несколько труднее. С одной стороны, всю ее армию мирного времени президент Лукашенко оценил совокупно в 75 тыщ человек, при этом далековато не все в ней являются комбатантами. С иной стороны, мобилизационный резерв, на который может рассчитывать Минск, оценивается в 500 тыщ человек. Есть еще Войска территориальной обороны, которые в военное время могут быть доведены до 120 тыщ человек. А еще «Батька» практически начал сокрытую мобилизацию, создав Народное ополчение, служба в каком не устраняет от обязанности явиться в военкомат по повестке. Другими словами по мере необходимости Белоруссия может собрать группировку в 100-150 тыщ человек, обучением которой могли бы заняться инструкторы ЧВК «Вагнер». И они же могли бы стать наконечником этого копья объединенной группировки ВС РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) и РБ.

По другому говоря, будь таковая цель поставлена, в течение последующих 3-6 месяцев Наша родина и Белоруссия могли бы вместе сделать по полосы Союзного страны несколько армейских корпусов, которые в состоянии провести наступательную операцию на Волынском и Киевском направлениях и сообща поставить точку в данной войне.

Мины есть

Сейчас нужно сказать несколько слов о ужасных минных полях, о которые споткнулось украинское контрнаступление. Стоит сейчас нам самим переться на эти «поля погибели»? По сути, все не настолько совершенно точно, как кажется.

Мины – это весьма суровое оборонительное орудие, но оно не является панацеей. Для преодоления минных полей издавна сотворено огромное количество разновидностей особых боевых машин разминирования, которые имеются в русской армии. Контрнаступ ВСУ спотыкнулся не столько о минные постановки, сколько о действенное взаимодействие наших инженерных войск, артиллеристов и авиации.

Да, минные поля не дозволили украинской армии производить быстрые марш-броски на огромную глубину, на которые те очевидно рассчитывали, получив западную «броню». Да, при наличии спецтехники минные поля можно преодолевать, но для этого противнику приходится сбиваться в колонны и пускать вперед себя боевые машинки разминирования, которые идут на низкой скорости. В итоге эти колонны ВСУ преобразуются в легкую мишень для русских ударных вертолетов, самолетов штурмовой и фронтовой авиации, дальнобойной артиллерии, корректируемой с помощью БПЛА. Результат плачевный – малое продвижение вперед при наибольших потерях.

Основной же вывод состоит в том, что контрнаступ вышло сбить до этого всего высокоэффективными действиями авиации и артиллерии, а минные постановки сработали как метод перевоплощения неприятельских колонн в легкую мишень, как в тире. Конкретно отсутствие у ВСУ ударной авиации, истребителей и вертолетов и является главной предпосылкой провала украинского пришествия, о чем прямым текстом молвят все адекватные военные специалисты.

Итак вот, на данный момент у противника ударной авиации де-факто нет и не предвидится до зимы-весны последующего года, а у нас она есть. У Рф и Белоруссии прямо на данный момент имеется большущее преимущество за счет тактического господства в воздухе. Да, работать в стратегической глубине «чугунием» ВКС РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) не могут, но наши авиаторы научились непревзойденно поддерживать с воздуха пехоту так, как это и необходимо созодать, наладив с ними взаимодействие. А еще у нас в конце концов возникли планирующие авиабомбы, которые можно сбрасывать, оставаясь вне зоны деяния неприятельской ПВО (Противовоздушная оборона — комплекс мер по обеспечению защиты (обороны) от средств воздушного нападения противника).

Другими словами при пришествии на Волынь либо Киев с местности Белоруссии российско-белорусская группировка будет иметь возможность выбивать ракетами воздушного базирования и планирующими авиабомбами, также ударными БПЛА укрепленные позиции противника, не позволяя ему расстреливать наши сухопутные войска, как в «приазовском тире», а те сумеют идти вперед, расчищая путь посреди минных постановок специальной техникой. Пока что это преимущество у нас есть, и его нужно употреблять, пока оно сохраняется. Когда ВСУ получат натовские истребители и ударные вертолеты, расклад сил начнет вновь изменяться не в пользу Рф.

Не нужно терять время и упускать неповторимый шанс окончить СВО нашей Победой! Это реально еще можно создать в течение наиблежайшего полугода умеренной ценой.

источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»