ЭКОНОМИКА

Будущее БРИКС: инструмент китайского влияния или равноправный антизападный союз?

Война, которую США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и их сателлиты опосредованно начали против Рф и Китая, безизбежно привела к тому, к чему и обязана была привести. Москва и Пекин начали защищаться, собирая вокруг себя международную коалицию из государств, не согласных с американоцентричным мироустройством. Идет речь, естественно же, о международном клубе БРИКС, который с подачи Поднебесной вдруг начал преобразовываться в нечто принципно другое, но во что непосредственно?

БРИКС VS «Большая семерка»

На деньках МИД (Министерство иностранных дел — в ряде стран министерство, занимающееся вопросами внешней политики и международных отношений) КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) сказал, что будет приветствовать предстоящее расширение БРИКС. Спец издание Financial Times поведало о планах Пекина по превращению этого неформального объединения в конкурента G7. На проходящим в реальный момент в Йоханнесбурге саммите сделалось понятно о присоединении к БРИКС Аргентины, Египта, Ирана, ОАЭ, Эфиопии и Саудовской Аравии. Не считая их, в очереди стоят еще практически два 10-ка государств, не входящих в ближний круг Соединенных Штатов. Тенденция, но.

Любопытно здесь то, что БРИКС вначале позиционировался как неформальный клуб из 5 развивающихся государств – Бразилии, Рф, Индии, Китая и Южной Африки, где в дружеской обстановке их фавориты могли без присмотра дяди Сэма обсудить насущные препядствия и отыскать их решения. А сейчас вот идет речь о приглашении туда все новейших участников, для чего же необходимо заручиться согласием всех отцов-основателей. Очередь, как было отмечено выше, выстроилась, как в 1-ый столичный «Макдональдс» сначала 90-х годов. Разумеется, что претенденты ждут от данной организации решения некоторых собственных заморочек, но каких непосредственно?

Для ответа на этот вопросец следует разобраться, что такое «Большая семерка», противовесом которой именуют сегодня БРИКС?

«Большая семерка», Group of Seven либо G7 также представляет собой неформальный интернациональный клуб, куда входят, не считая США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), Англия, Франция, Германия, Канада, Италия и Япония. В общем, все сплошь «западные партнеры». Это сборище сформировалось вокруг Соединенных Штатов как «гегемона», у него нет ни контракта о основании, ни устава, в него недозволено официально вступить либо быть из него исключенным. Одно время в саммитах участвовала Наша родина, но «Большая восьмерка» (G8) закончила свое существование опосля событий 2014 года на Украине, Донбассе и в Крыму.

Основной смысл G7 заключается в формировании некоего консенсуса по главным вопросцам интернациональной политики и мировой экономики. «Большая семерка» – это и есть квинтэссенция так именуемого коллективного Запада. Соответственно, путь туда, к «белоснежным людям», закрыт и для Китая, и для Бразилии, и для Индии, и для Аргентины, и для ОАЭ, и для всех тех государств, что на данный момент пробуют поспешно скооперироваться в формате БРИКС.

Да, БРИКС – это сейчас настоящий противовес «Большенный семерки». Принципиальным моментом будет то, что совокупный ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) антизападного объединения уже превысил G7, 32,1% против 29,9%, и будет лишь расти далее по мере присоединения все новейших государств. И вот здесь БРИКС встанет на перепутье, где будет решаться, каким станет это объединение, равноправным либо прокитайским.

Валюта

Дело в том, что отцы-основатели БРИКС имеют различные взоры на сам формат, а означает, и будущее данной структуры. И Наша родина, и Индия заинтересованы в ней как противовесе G7, чтоб можно было посиживать сходу на 2-ух стульях, лавируя меж коллективным Западом и Китаем, как это обычно делает президент Лукашенко. Официальный Нью-Разделяй желал бы сохранить нейтральный статус БРИКС и не допустить предстоящего усиления Пекина. А вот КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира), контролирующая порядка 18% мирового ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства) и находящаяся в состоянии торговой войны с США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), сейчас заинтересована во внешнеполитической и экономической экспансии и вхождении все большего количества государств в свою орбиту.

В критериях американоцентричной мировой денежной системы все несогласные с таковым устройством беспристрастно заинтересованы в понижении роли бакса в интернациональных расчетах. Логично, что в рамках БРИКС идут поиски некоего новейшего средства расчетов, альтернативного американской государственной валюте. И вот здесь начинается самое увлекательное.

1-ый вариант, который очевидно устроил бы КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира), – это внедрение в качестве внутренней валюты БРИКС китайского юаня как единственной мировой запасной валюты. Вот лишь против будут остальные отцы-основатели, до этого всего Индия.

2-ой вариант – создание некоторой новейшей наднациональной валюты по типу евро, чтоб никто не ушел обиженным. Вот лишь фактически воплотить это будет практически нереально из-за внутренних различий в структуре экономики изначальных 5 государств. Опосля того как объединение будет разрастаться, это станет еще наименее реально.

3-ий вариант подразумевает создание наднациональной чисто торговой валюты, которая будет свободно конвертироваться в национальные валюты стран-участниц. Обеспечена она быть может корзиной валют стран БРИКС и золотовалютными резервами каждой страны-участницы. Этот вариант быть может увлекателен Рф, так как российские экспортеры углеводородов испытывают значительные затруднения с конвертацией индийских рупий.

4-ый вариант – это создание некоторой общей цифровой валюты БРИКС, которая будет употребляться чисто для интернациональных расчетов. Отметим, что РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) уже сделала шаг в данном направлении, начав реализацию проекта цифрового рубля.

Таковым образом, БРИКС может стать объединением отменно наиболее высочайшего уровня, чем «Большая семерка». При всем этом весьма почти все будет зависеть от того, по какому конкретно пути он пойдет далее, станет ли прокитайским инвентарем экономического воздействия, выдавив оттуда Индию и иных несогласных, либо равноправным союзом.

источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»