Дмитрий Кобылкин: добывать нефть на шельфе сейчас нерентабельно

Дмитрий Кобылкин: добывать нефть на шельфе сейчас нерентабельно

Министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации Дмитрий Кобылкин участвует в конференции ООН по изменению климата (СОР24) в Катовице на юге Польши. Основная цель этого мероприятия — обсудить способы реализации положений Парижского климатического соглашения, принятого в 2015 году. В интервью РИА Новости глава российского природного ведомства рассказал про то, на каких условиях этот документ готова ратифицировать Россия, а также о моратории на выдачу нефтегазовых участков недр на российском шельфе и экспорте касаток и белух.

- Какие условия должны быть выполнены для того, чтобы Россия ратифицировала Парижское соглашение?

— Это больше зависит от того, в каком окончательном виде будут сформированы способы и правила реализации Парижского соглашения.

Для нас сейчас именно это является основным документом, и мы хотели бы его увидеть. В нем должны быть четко прописанные правила, которые не будут допускать двойного толкования. Желательно, чтобы были определены дальнейшие планы, задачи работы на климатическом треке на ближайшие один — два года. Нам нужны правила игры.

- Какие конкретно мы хотим правила игры? Каковы обязательные условия?

— Самое главное — это то, чтобы мы не допустили спора между развивающимися и развитыми странами — членами климатической Конвенции вокруг этого свода правил, о котором идет речь. Все зависит от того, в каком виде нам представят правила, и как будут работать переговорщики. Это очень важно.

- Насколько важен финансовый вопрос выполнения парижских договоренностей?

— Вопрос финансирования сегодня вторичен. Сейчас самое главное — определиться с правилами игры. Не хочется допустить двойных стандартов, не хочется, чтобы кто-то потянул в сторону экономики, и как-то задушили, грубо говоря, нашу угольную промышленность, еще какую-то отрасль. Мы не хотим, чтобы правила, о которых идет речь, повлияли на экономическое развитие Российской Федерации. Этого допустить нельзя ни в коем случае.

- Есть ли список стран, без которых Россия не хочет участвовать в Парижском соглашении?

— Особо я не вижу таких стран. Мы руководствуемся тем, что климатическая проблема реально существует. Мы понимаем, что Россия — это легкие планеты Земля. Я часто говорю, что России обязаны очень многие страны за то, что Россия своей территорией — огромной зеленой территорией — перерабатывает углекислый газ и создает определенную подушку безопасности.

И мы в этом плане запланировали очень серьезную работу до 2024 года по указу президента в национальном проекте "Экология". Мы, не дожидаясь никаких соглашений, движемся своим путем, и огромные деньги планируем вложить до 2024 года.

- Пользуясь случаем, хотел бы спросить, кто станет новым главой Росприроднадзора?

— Профессиональный человек.

- Будет ли введен запрет экспорта косаток и белух в Китай?

— Эта тема меня действительно очень сильно беспокоит. Нам надо прекращать эту практику. Это плохая практика. Мы не должны издеваться над белухами. Это очень плохо. Я недавно был на Дальнем Востоке. Мне кажется, что цивилизованная страна не должна этим заниматься.

- А запрет будет?

— Мы уже в принципе приостановили всю эту работу. Сейчас стоит вопрос, как выпустить животных из вольерного содержания. Сейчас этим занимаемся.

- Будете ли вы предлагать правительству снять мораторий на выдачу участков на шельфе России?

— Очень непростой вопрос. Мы с вами должны четко понимать одну вещь. Сегодня стоит вопрос не допуска компаний, а вопрос в очень дорогой работе на шельфе. Сегодня это очень дорогая работа. Разведочные скважины, скважины эксплуатационные. Они стоят очень дорого. И от того, что мы снимем какой-то мораторий, горькое сладким не станет. Сегодня для разработки этих месторождений, безусловно, нужны огромные деньги. И баррель нефти с его сегодняшней стоимостью не обеспечит той рентабельности, той маржи для компаний. Очень важно, чтобы все это понимали.

- Значит дело не только в моратории?

— Сегодня все уперлись в мораторий. Но если бы нам в спину стучали какие-то компании, и мы видели, что инвестиционная сила этих компаний способна реализовать тот или иной проект… Я считаю, что у нас сегодня на континенте, на континентальной зоне Российской Федерации, в предшельфовой зоне огромное количество возможностей для участия, и мы еще долго-долго там должны разрабатывать нефть, добывать нефть. Пусть она трудноизвлекаемая, пусть это даже будет сланцевая нефть, но в тех местах, где у нас готовая инфраструктура, в тех местах, где у нас живет большое количество профессионалов, которые занимаются добычей и глубокой переработкой углеводородного сырья.

Источник: РИА новости

12:59
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!