Лондон изобрел новую общественную науку: политическая химия

Лондон изобрел новую общественную науку: политическая химия

Организация по запрещению химического оружия привлекла целых четыре лаборатории, чтобы обстоятельно разобраться с набором неких образцов с места происшествия, в которое угодили Сергей Скрипаль и его дочь Юлия. Выводов ОЗХО ждали как сенсации, однако рапорт химиков большого впечатления не произвел. 


В общедоступной версии текста «химического тумана» ровно столько, сколько было и до публикации. Что из него можно выудить? Например, то, что субстанция, которой отравились Скрипали, а также неосторожный британский полицейский, токсичная. Было бы странно, если бы ее назвали безвредной для здоровья! Указана и особая опасность этой «токсичной субстанции» – она заключается в том, что использовалось беспримесное химическое вещество, то есть какая-то гадость, так сказать, в чистом виде. 

Тут, конечно, можно было бы и поспорить. Потому что как минимум «политические примеси» в этом деле об отравлении присутствовали со всей очевидностью, притом с самого начала – задолго до обращения в ОЗХО. 


Кстати, в докладе организации подчеркнуто, что выводы ее специалистов полностью совпадают с теми, что были сделаны в британской лаборатории «Портон-Даун». То есть одни результаты фактически дублируют другие. Но если учитывать, что Британия и была заказчиком исследования в ОЗХО, то возникает вопрос: неужели Лондон сомневался в профессиональной тщательности своих химиков? Нет, конечно. В этом деле «Лондон» и «сомнения» – две вещи несовместные. Достаточно процитировать главу британского МИД, чтобы убедиться лишний раз. Борис Джонсон прочитал доклад и сказал точно то, что говорил и до его появления: «Не может быть никаких сомнений, что именно было использовано». И дальше – свое «любимое» про виновника происшествия: «Только Россия имеет средства, мотив и соответствующее прошлое». 


← Предыдущая Следующая → 1 2
Показаны 1-1 из 2
13:00
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!