Максим Агаджанов: лизингом роботов нас не напугаешь

Максим Агаджанов: лизингом роботов нас не напугаешь

Рынку лизинга в России пока далеко до масштабов США и Европы. Хотя он и растет двузначными темпами, но фактически только начал восстанавливаться после спада в экономике 2014-2015 годов. Какие отрасли наиболее привлекательны для лизинга, почему он является лакмусовой бумажкой для реального сектора, как изменить регулирование этой сферы и будет ли востребован лизинг беспилотников и электромобилей в интервью РИА Новости в преддверии Российского инвестиционного форума в Сочи рассказал генеральный директор компании "Газпромбанк Лизинг" Максим Агаджанов. Беседовала Дарья Станиславец. МИА "Россия сегодня" является генеральным информационным партнером форума.

— Каков сейчас объем лизингового рынка России, по вашим оценкам? Каков потенциал его роста?

— Рынок лизинга растет достаточно уверенными темпами уже два года подряд. От дна мы оттолкнулись и летим вверх. Присутствовал элемент низкой базы, когда фактически не было заказов в 2014-2015 годах, а в 2016-2017 годах они возобновились.

Точные итоги пока не подведены, но, думаю, объем рынка по результатам 2017 года превысит 1 триллион рублей. Это примерно рост на 35% к показателям предыдущего года. В 2018 году таких темпов роста, скорее всего, уже не будет. Рынок насытится, хотя рост все равно будет двузначный — в пределах 15-20%, но не больше.

— Лизинг автомобилей является одним из ключевых для отрасли, какая ситуация в этом секторе?

— Вообще, если мы говорим, что лизинг является лакмусовой бумагой состояния реального сектора — если лизинг начинает расти, значит в реальном секторе все хорошо, — то в самом лизинге лакмусовой бумагой является транспортная отрасль. Ее доля во всем лизинге составляет около 50%. Между прочим, лизинг автотранспорта сейчас серьезно поменялся. Если ранее это были юридические лица, которые брали автомобили для своих нужд, то за последний год большую долю нового автолизинга составили такси и программы каршеринга. Это тот же автолизинг, но это совсем другой клиент и другие технологии.

Плюс в лизинг стали брать экологические типы транспорта. Здесь речь идет, прежде всего, о транспорте на газомоторном топливе. Объем сделок в целом по рынку в этом сегменте пока небольшой, но рост интереса прослеживается. И это долгосрочная тенденция, во многом благодаря государству, которое создает существенные стимулы для использования природного газа на общественном и коммунальном транспорте.

Я имею ввиду целевые показатели, которые установлены для крупных городов России, в соответствии с которыми уже к 2020 году на природный газ должно быть переведено от 10% до 50% пассажирского транспорта и коммунальной техники.

—  Каковы ваши планы в отношении автолизинга?

— На этот рынок планируем выйти в этом году. Для нас ориентиром будет малый и средний бизнес. Мы в идеале хотели бы выйти в тройку лидеров через два года.

— А планируете ли лизинг для сервисов такси?

— Первый год мы не планируем лизинг такси. Но мы внимательно изучаем этот рынок, основных игроков, анализируем как развивается рынок, оцениваем его потенциал.

— По всей Европе набирает популярность лизинг автомобилей для граждан, когда автовладелец может фактически раз в 2-3 года менять машину. Возможно ли это в России и когда?

— Сегодня в нашей стране доля автомобилей, купленных физическими лицами в лизинг, очень мала и составляет только около 3% против более 30% в США и Европе. Это говорит о том, что российские автолюбители еще не распробовали такой финансовый инструмент, как лизинг. Однако отношение к автовладению постепенно меняется. Можно сказать, что автокредиты настроили нас на понимание того, что можно жить здесь и сейчас, не откладывая потребности на завтра. Теперь настало время для более современных и гибких финансовых инструментов. Я уверен, что лизинг в России во многом пойдет по пути Европы, и будет активно расти.

— Технологии не стоят на месте. Автопроизводители и эксперты рисуют нам совсем иной облик автотранспорта через 10 лет. Это и беспилотники, и электромобили. Будут ли эти новейшие средства передвижения востребованы в лизинге?

— Безусловно. Ведь развиваются не только технологии, но и финансовые инструменты. Лизинг эволюционирует вместе с рынком, подстраивается под потребности клиентов. Чем сложнее с технической точки зрения актив, тем он дороже, в том числе и в эксплуатации. И здесь как раз помочь может лизинг, ведь это уникальный инструмент, позволяющий применять очень тонкие настройки, идеально подстраивая контракт под потребности конкретного клиента.

Возьмем, к примеру, буровые установки. Мы давно работаем на этом рынке и знаем нюансы. И я с могу сказать, что сейчас технологии в нефтегазовом секторе настолько сложны, что сравнимы, пожалуй, с космическими. Сама буровая, ее транспортировка на месторождение, ввод в эксплуатацию — это сложнейшие процессы, настоящие вызовы, причем уникальные для каждого проекта.

И лизинговые компании часто берут на себя все эти сложности, потому что лизинг позволяет включить в контракт полный комплекс работ, в том числе обучение персонала для работы на этой буровой. Поэтому по сравнению с теми промышленными объектами, с которыми мы уже сегодня имеем дело, беспилотники и электромобили не станут каким-то особым вызовом для лизинговых компаний. Если будет спрос на такие технологии со стороны наших клиентов, то появятся и лизинговые продукты. Нас роботами не напугаешь.

— Ранее Газпромбанк Лизинг заявлял о разработке стратегии выхода на рынок авиализинга. В силе ли эти планы? Будете ли вы в случае выхода на этот рынок учитывать такие кейсы, как с "ВИМ-Авиа" и "Трансаэро"?

— Планы остались, мы просто трезво подходим к рынку. Ситуация с "Трансаэро" и текущая история с "ВИМ-Авиа" действуют как холодный душ для тех компаний, которые работают на рынке, и для тех, кто только присматривается. У нас есть штучные заявки на российские и зарубежные самолеты, мы видим для себя перспективы в авиализинге, планируем выйти на этот рынок в 2018 году.

—  Есть ли возможность застраховаться от таких ситуаций, как с "Трансаэро" и "ВИМ-Авиа"?

— Если говорить про "Трансаэро", то пострадали прежде всего компании, которые отдавали самолеты в финансовый лизинг. В результате надулась пирамида — средства с нового борта, уходили в оплату за старый, что и привело и к финансовым проблемам.

Те, кто работал с "Трансаэро" в операционном лизинге, постоянно следили и проверяли состояние техники, и легко передали свои борты другим компаниям.

— Вы заявляли о планах разработать программы для стимулирования развития сферы обращения с отходами.

— Мы смотрим на этот рынок, нам интересны компании замкнутого цикла, компании, занимающиеся твердыми бытовыми отходами, у которых есть полигоны, логистика и перерабатывающие мощности. У нас есть несколько клиентов, заявок, мы их рассматриваем.

Сейчас мы работаем над рядом программ по стимулированию инвестиционной и проектной деятельности в сфере обращения с отходами производства и потребления, включая модернизацию объектов жилищно-коммунального хозяйства, а также развитие системы сбора, транспортировки, обработки и утилизации твердых отходов. Думаю, в ближайшее время мы уже сможем анонсировать какие-то результаты этой работы.

— Задача стоит привлечь в отрасль технологии?

— Да, причем мы фокусируемся на российских производителях. У нас достаточно компаний, поставляющих на рынок технологии и оборудование, способное составить конкуренцию известным зарубежным производителям.

— Какие рынки для лизинга в России в настоящее время больше перегреты, а где есть возможности для роста?

— Высокими темпами растет рынок железнодорожного подвижного состава. Ставки аренды полувагонов менее чем с 500 рублей двумя годами ранее выросли до 1,5-2,0 тысяч рублей в сутки. Думаю, это равновесная цена, учитывая темпы списания и приобретения нового состава. Очень активно приобретался ж/д состав в 2016-2017 годах.

Можно прогнозировать, что этот год будет хорошим окном для производства вагонов: стоимость их аренды существенно выросла, и с учетом произошедшего списания, все еще высока потребность. Средний возраст подвижного состава в России — 13 лет, в том числе средний возраст платформ — 25 лет, зерновозов — 18 лет.

Говоря о возрасте парка, важно отметить и устаревание маневровых локомотивов: возраст порядка 40% парка составляет более 35 лет, и, по оценкам экспертов, в ближайшие пять лет потребуются инвестиции в их обновление на сумму свыше 100 миллиардов рублей.

Мы принимаем во внимание наличие риска формирования профицита, рынок в части универсального парка уже вплотную подошел к насыщению, средний возраст универсального подвижного состава находится в пределах трети нормативного срока службы, и существенное обновление в ближайшее время не потребуется. При этом мы прогнозируем, что в ближайшие 3-4 года операторы будут активно обновлять парк специализированных вагонов — хопперов (зерновозы, цементовозы, минераловозы) и платформ (лесовозных, универсальных).

Уже в начале года мы видим, что производственные мощности заводов загружены заказами, и некоторые вагоностроители пересматривают свои планы по выпуску вагонов в 2018 году в сторону увеличения на 12-15%.Мы видим рост стоимости вагонов (пока в пределах 5-7%), сроки поставки по вновь заключаемым контрактам обычно приходятся на вторую половину года, поэтому есть причины предполагать, что стоимость вагонов до конца 2018 года может еще возрасти, но к началу 2019 года ожидаем корректировку.

— Каковы ваши ожидания по финансовым показателям и портфелю за прошлый и этот год?

— В 2017 году компания продемонстрировала рост по всем основным показателям. Так, лизинговый портфель превысил 136,4 миллиарда рублей. Прирост объема нового бизнеса (стоимости имущества), в свою очередь, составил 65,2%, а его номинальный объем достиг отметки в 39,6 миллиарда рублей. Что касается планов на 2018 год, мы планируем вырасти на 20-35%.

— Нужна ли, по вашему мнению, лизинговой отрасли в целом дополнительная поддержка и послабления от государства?

— Государство активно поддерживает лизинговую отрасль. В этом году большинство государственных программ поддержки промышленности продолжили работать с учетом некоторых корректировок.

Все эти адресные меры со стороны государства, конечно, оказывают очень существенную поддержку не только лизинговому рынку, но, в первую очередь, реальному сектору экономики. А вот общая информированность бизнеса о таком финансовом инструменте, как лизинг, на сегодняшний день, к сожалению, остается крайне низкой. Уровень финансовой грамотности бизнеса, особенно в регионах, невысокий. Управленцы зачастую просто не знают обо всех возможностях, существующих на рынке и способных помочь бизнесу.

Пожалуй, единственное, что вызывает некоторое беспокойство — это то, что разрабатываемый закон по регулированию лизингового рынка обсуждается достаточно узко. Рынок насчитывает около 400 активных компаний, много мелких компаний, которые про реформу отдаленно что-то слышали. В совещаниях в ЦБ и в Минфине, например, в основном принимают участие крупные компании из московского региона. Уверен, что, находясь в диалоге, участники рынка и регулятор смогут выработать решение.

— Каковы ваши предложения в рамках реформы?

— Наши текущие предложения касаются защиты интересов добросовестных участников рынка и снижения требований, которые ЦБ планирует применять к лизинговым компаниям, чтобы смягчить переход к новому регулированию.

Мы выступаем за разграничение требований к капиталу лизинговых компаний в зависимости от объемов бизнеса, за возможность совмещения лизинговыми компаниями основной деятельности с иной коммерческой деятельностью.

Мы также за введение понятия "лизинговой группы" и "головной лизинговой компании", чтобы применять требования о минимальном размере капитала не к каждой из входящих в группу организаций, а к группе в целом, при этом обязанность сдачи консолидированной отчетности распространять только на головную компанию группы.

— Реформа отрасли предполагает и новые требования по размеру минимального капитала компаний. Как данные требования могут поменять структуру рынка? По силам ли такие требования для небольших компаний?

— Требования по капиталу будут серьезной нагрузкой для маленьких игроков. Им придется, по всей видимости, либо объединиться, либо переквалифицироваться в арендные компании. По моим оценкам, с рынка лизинга может уйти процентов 20-30 небольших компаний. Насколько этот процесс будет болезненным для рынка — это еще вопрос.

По данным Федеральной налоговой службы, в России зарегистрировано более 670 тысяч компаний, записавших лизинг себе в основные виды деятельности, из них 3,2 тысячи используют слово "лизинг" в своем наименовании. Нужно совершенно четко понимать, что для подавляющего числа подобных организаций название — единственное, что привязывает их к лизинговой отрасли.

Число компаний, которые занимаются лизинговым финансированием на регулярной основе до смешного мало: всего 20% от общего числа зарегистрированных, что видно из статистики ФНС.

Поэтому идеи, заложенные регулятором в основу реформы, верные и востребованные сегодня. Реализация этих инициатив оздоровит рынок и выведет его на качественно новый уровень. Для лизинга это будет совершенно новая жизнь.

 

Источник: РИА новости

19:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!