Дана Борисова: в тайской клинике меня заперли и приковали наручниками

Дана Борисова: в тайской клинике меня заперли и приковали наручниками

Наркологические центры в новогодние праздники ожидают наплыва пациентов, в том числе и из мира шоу-бизнеса. Но все ли клиники одинаково полезны? Телеведущая Дана Борисова нарушила долгое молчание и впервые показалась перед телекамерой. Только "Дежурной части" удалось записать интервью с Борисовой и услышать ее признание о пребывании в реабилитационном центре.

Телеведущая Дана Борисова вновь в свете софитов и под прицелом видеокамеры. Только "Дежурной части" она рассказывает о своей новой жизни в Москве — без наркотиков и алкоголя. Позади почти год реабилитации в клинике Таиланда.

Центр на острове Самуи обещал европейский сервис, профессиональных специалистов и полное избавление от наркозависимости. Дана Борисова признается: месяцы, проведенные в тайской клинике, стали самым ужасным временем в ее жизни.

"Когда я приехала, персонал центра боялся, что я убегу. Тем более что у меня постоянно были мысли убежать. Меня заперли, к батарее приковывали, замки на окна повесили, чтобы я не выпрыгнула. В общем, я все пережила по полной программе", — вспоминает Борисова.

За хорошее поведение телеведущей давали телефон, иногда даже отпускали на прогулку в город. Оттуда Дана Борисова вела свой видеодневник. Редкие кадры из столицы Таиланда. Уставшая теледива — с мешками под глазами и растрепанными волосами — рассказывает об условиях содержания в клинике, о погоде и своих переживаниях. Ни слова об алкоголе и таблетках. Обсуждать эту неприятную тему Дана Борисова согласилась только с "Дежурной частью".

"Провалы в памяти. Я не помнила вообще ничего. Я не помнила целые сутки какого-то своего времени, где я была, что со мной происходило. Сделать первый шаг — это просто признать свою беспомощность перед зависимостью. Я его сделал 9 мая. Я этот день очень хорошо помню", — признается Дана Борисова.

Телеведущая неоднократно подчеркивает: она ни в коем случае не лечилась, а проходила реабилитацию. Никакого медицинского вмешательства. Чтобы понять разницу, отправляемся к наркологу, доктору медицинских наук Сергею Нестерову. Врач поясняет: избавление от алкоголизма и наркомании состоит из трех пунктов.

Первый — это медикаментозное лечение, на профессиональном языке — "детоксикация". Пациенту ставят капельницы и дают таблетки, которые помогают физически избавиться от зависимости. Второй этап — психологическое лечение, та самая реабилитация, о которой говорит Борисова. Пациенту дают установки на отказ от алкоголя и наркотиков. Используют любые методы, порой не самые гуманные. И, наконец, последний этап — ресоциализация, постепенное возвращение человека в нормальное общество. Исключение любого звена из этой цепочки может привести к срыву лечения и даже смерти пациента.

"Пациент переживает синдром отмены алкоголя в стадии реабилитации. Это некорректно. Потому что могут развиваться различные гемодинамические нарушения, в том числе может и отек мозга. Кроме того, могут появиться последствия алкогольного делирия — "белой горячк", — пояснил Сергей Нестеров.

Судя по рассказам Даны Борисовой, клиника, в которой она находилась, игнорировала этап медикаментозного лечения. В том же тайском центре побывало немало российских знаменитостей — популярные в 90-х певцы Евгений Осин и Крис Кельми.

Крис Кельми искренне считает, что ему удалось "оставить за спиной" беспробудное пьянство. Почти три месяца он — "в завязке". Ходит в спортзал, плавает в бассейне и готовится к встрече Нового года. На праздник в загородный дом певца приедут жена и лучшие друзья. "В Новый год я бокал шампанского подниму", — говорит Кельми.

По словам врачей, нередко именно "новогодний бокал" приводит к первому срыву. У еще одного постоянного пациента наркологических клиник — певца Евгения Осина — этот срыв, похоже, уже случился. Кумир девушек, "плачущих в автомате", с трудом смог поговорить с нами по телефону.

Поток клиентов во всевозможные "центры излечения и избавления" нескончаем. Не только в Таиланде. Подобных клиник немало и в России. Стоимость пребывания в них доходит до полумиллиона рублей в месяц. Многие официально занимаются так называемой социальной реабилитацией, а потому по закону не обязаны иметь квалифицированный медицинский персонал и соответствующую лицензию. В рекламных роликах и на сайтах сомнительных заведений об этом нет ни слова, зато почти везде — гарантированное избавление от алкогольной и наркотической зависимостей.

"Они могут оказывать консультации. Но здесь есть очень тонкая грань, что значит оказывать консультации? Если это специализированные медицинские консультации оказывает человек, который не имеет медицинского образования, то это запрещено", — рассказал юрист Александр Кошкин.

В одной из таких клиник лечился известный актер Дмитрий Марьянов. После внезапной и таинственной смерти артиста реабилитационный центр "Феникс" спешно закрылся. Его директор Оксана Богданова уверяла, что Марьянов всего лишь проходил реабилитацию. Но следователи выяснили: актера регулярно пичкали сильнодействущими препаратами, которые вкупе с алкоголем привели к его смерти.

"Нет четких стандартов реабилитации. Сегодня любой человек может взять бубен, кроличью лапку и заняться реабилитацией самых тяжелых пациентов — алкоголиков и наркоманов в тяжелой стадии. И это неправильно", — уверен Султан Хамзаев, руководитель всероссийского общественного проекта "Трезвая Россия".

Несмотря на то что эти псевдомедицинские центры находятся вне правового поля, спрос на них постоянно растет, особенно среди публичных людей, которые готовы платить за анонимность. Актер Владимир Епифанцев признается: употребление наркотиков и алкоголя в среде шоу-бизнеса — нормальная практика.

"Алкоголь веселит только первые 30 минут, дальше — агрессия. Люди впадают в ярость, морды начинают бить друг другу, потому что выход нужен, адреналин", — отметил Епифанцев.

Обращаться к врачам и кардинально менять свою жизнь Владимир Епифанцев пока не собирается. А вот Дана Борисова, напротив, навсегда готова отказаться от алкогольного прошлого, тем более что бывший муж разрешил ей видеться с дочкой.

"Я пока не готова брать ее насовсем, я не строю иллюзий. Продаю свою квартиру, я в ней не могу жить. Я живу в съемной квартире. Я избавилась от всех вещей, пусть у меня какие-то три кофты будут, но я не могу носить те вещи, плачу постоянно", - говорит Борисова.

Но врачи не так оптимистичны. По их словам, истории Криса Кельми и Даны Борисовой — скорее, исключение. После новогодних каникул тайские, подмосковные и прочие непонятные клиники могут вновь наводнить новые борисовы, кельми и осины.

Текст: "Вести. Дежурная часть"

Источник: Вести

21:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!